Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

locustella

Крутицкий теремок

С    крыши    нашей    не  было  видно  так  далеко,  как  с кармановского мостика, но все-таки мы видели почти всю Москву. Серые  шпили  высотных  домов. Ново-Спасский, Андроньевский и, конечно,  весь  наш  Зонточный переулок лежал под нами. Рыбами плавали  по  крышам  предзакатные  блики,  соскальзывая  вниз, ныряли на дно переулка.

Как  огромный зонт, с одной стороны пасмурный, с другой - ослепительный,  стояло  небо над Зонточным переулком. Вдали, у Крутицкого  теремка,  кто-то гонял голубей, и они совершали по небу широкий круг от Москвы-реки до Крестьянской заставы.

Юрий Коваль. Пять похищенных монахов

























Крутицкое подворье: тайны последней «заброшенки» Москвы.


КТО ЖИЛ В КРУТИЦКОМ ТЕРЕМКЕ?
https://www.facebook.com/moskvahod/posts/1096312760530346/
locustella

C Новым годом!

Послание юным друзьям

Я, побывавший там, где вы не бывали,
я, повидавший то, чего вы не видали,
я, уже там стоявший одной ногою,
я говорю вам - жизнь все равно прекрасна.

Да, говорю я, жизнь все равно прекрасна,
даже когда трудна и когда опасна,
даже когда несносна, почти ужасна -
жизнь, говорю я, жизнь все равно прекрасна.

Вот оглянусь назад - далека дорога.
Вот погляжу вперед - впереди немного.
Что же там позади? Города и страны.
Женщины были - Жанны, Марии, Анны.

Дружба была и верность. Вражда и злоба.
Комья земли стучали о крышку гроба.
Старец Харон над темною той рекою
ласково так помахивал мне рукою -
дескать, иди сюда, ничего не бойся,
вот, дескать, лодочка, сядем, мол, да поедем...

Как я цеплялся жадно за каждый кустик!
Как я ногтями в землю впивался эту!
Нет, повторял в беспамятстве, не поеду!
Здесь, говорил я, здесь хочу оставаться!

Ниточка жизни. Шарик, непрочно свитый.
Зыбкий туман надежды. Дымок соблазна.
Штопанный-перештопанный, мятый, битый,
жизнь, говорю я, жизнь все равно прекрасна.

Да, говорю, прекрасна и бесподобна,
как там ни своевольна и ни строптива,
ибо, к тому же, знаю весьма подробно,
что собой представляет альтернатива...

Робкая речь ручья. Перезвон капели.
Мартовской брагой дышат ручные броды.
Лопнула почка. Птицы в лесу запели.
Вечный и мудрый круговорот природы.

Небо багрово-красно перед восходом.
Лес опустел. Морозно вокруг и ясно.
Здравствуй, мой друг воробушек, с новым годом!
Холодно, братец, а все равно - прекрасно!
Юрий Левитанский
locustella

Владимир Соколов

              ***

...Птица малая лесная...
Пушкин

Все чернила вышли, вся бумага,
Все карандаши.
На краю бузинного оврага
Стой и не дыши.
Сквозь туман просвечивает зелень,
Клейкая пока.
Где-то здесь, среди ее расселин,
Он наверняка.
Вот! Ни с чем, конечно, не сравнимый
Сколок с пенья льдин.
Первый, пробный, но неоспоримый.
Вот еще один.
Вот опять! Раскатисто и тесно.
Тишь... В листах куста
Происходит перемена места -
Веточка не та.
И покуда тишь не раскололась
Льдиною на льду.
Есть во всем
Извечный жаркий голос:
"Что же ты, я жду!"
Замиранье целого оврага,
Листьев и души.
Все чернила вышли, вся бумага,
Все карандаши.

Русский соловей - Russian Nightingale 2006 (image+.cue), lossless :: NoNaMe
locustella

"Но надо учесть, что Таня меня очень любит, это надо учесть..."

Татьяна Бек

К десятилетию смерти Татьяны Бек:

6 февраля:в Малом зале ЦДЛ пройдет вечер «Я была вам хорошим товарищем»: 10 лет без Татьяны Бек». Ведет Дмитрий Сухарев. Начало в 18.30.

Вспомнить о поэте и педагоге, почитать ее стихи в субботу 7 февраля в 19.00 соберутся многие выпускники поэтического семинара, которые Татьяна Александровна много лет вела в Литературном институте, друзья и коллеги. Среди участников вечера «Десять лет без Мастера» — Михаил Бек, Наталья Иванова, Олег Клинг, Кирилл Ковальджи, Евгений Лесин, Евгений Солонович. https://godliteratury.ru/events-post/tatyana-bek

Стихи, посвященные Юрию Ковалю. Из книги "Снегирь"

ДНЕВНИК НАЧАЛА ЗИМЫ

Ю. И. К.

Collapse )
locustella

Арсений Тарковский




Сколько листвы намело. Это легкие наших деревьев,
Опустошенные, сплющенные пузыри кислорода,
Кровли птичьих гнездовий, опора летнего неба,
Крылья замученных бабочек, охра и пурпур надежды
На драгоценную жизнь, на раздоры и примиренья.
Падайте наискось наземь, горите в кострах, дотлевайте,
Лодочки глупых сильфид, у нас под ногами. А дети
Северных птиц улетают на юг, ни с кем не прощаясь.
Листья, братья мои, дайте знак, что через полгода
Ваша зеленая смена оденет нагие деревья.
Листья, братья мои, внушите мне полную веру
В силы и зренье благое мое и мое осязанье,
Листья, братья мои, укрепите меня в этой жизни,
Листья, братья мои, на ветвях удержитесь до снега.


.
locustella

"Птицы кричат над Нидой..."

  Куршская коса не только рай для туристов, но и рай для птиц. Это своеобразный мостик для отдыха, во время их перелёта. На Куршской косе проходит беломоро-балтийский миграционный путь птиц (более 300видов), которые пролетают из Финляндии, Карелии, Прибалтики в Южную Европу и Африку.
Впервые, на это обратил внимание священник п.Росситен Иоганнес Тинеманн, в конце 19 века. Наблюдая за птицами, Иоганнес Тинеманн решил : вернутся ли  они на следующий год обратно на косу или нет. Для этого, он привязал на лапку серой вороне красную ниточку и отпустил ее. На следующий год эта ворона была на косе. Для более детатального изучения жизни птиц, в 1901 г. в п. Росситен он начинает массовое кольцевание птиц, но ниточки, материал не надёжный. Узнав из газет, что датский учитель гимназии Ханс Корнелиус Мортенсен, орнитолог - любитель, ещё в 1899 году изобрёл алюминивые кольца и ими кольцевал скворцов. В 1903 году на Куршской косе И.Тинеманн открывает первую в мире орнитологическую станцию по кольцеванию птиц.

Читать дальше: http://www.ost-preussen.babyhost.ru/p24.htm

Из Андрея Вознесенского

Э. Межелайтису

Жизнь моя кочевая

стала моей планидой…

Птицы кричат над Нидой.

Станция кольцевания.

Стонет в сетях капроновых,

в облаке пуха, крика

крыльями трёхметровыми

узкая журавлиха!

Вспыхивает разгневанной

пленницею, царевной,

чуткою и жемчужной,

дышащею кольчужкой.

К ней подбегут биологи!

«Цаце надеть брелоки!»

Бережно, не калеча,

цап – и вонзят колечко.

Вот она в небе плещется,

послеоперационная,

вольная, то есть пленная,

целая, но кольцованная,

над анкарами, плевнами,

лунатиками в кальсонах -

вольная, то есть пленная,

чистая – окольцованная,

жалуется над безднами

участь её двойная:

на небесах – земная,

а на земле – небесная,

над пацанами, ратушами,

над циферблатом Цюриха,

если, конечно, раньше

пуля не раскольцует,

как бы ты не металась,

впилась браслетка змейкой,

привкус того металла

песни твои изменит.

С неразличимой нитью,

будто бы змей ребячий

будешь кричать над Нидой,

пристальной и рыбачьей.

1963

locustella

Владимир Соколов. Пейзаж с дорогой






Интеллигентной милой недотрогой
Сидела б дома возле мамы строгой,
Задумав свой лесной пейзаж с дорогой.

Он целый год туманился во мне.
И в тишине. И в шуме. И во сне.
Я рассказал - ты тут как тут.
С треногой.

Знай, черный ворон каркает в лесу.
Не «никогда», а «навсегда» вопит он.
Поскольку плохо, видимо, воспитан.
Сосну заденет, мглой веков пропитан,
Сосна роняет иглы и росу.

Огромный бор. Он нынче свеж и темен.
Поскольку ливень тоже был огромен,
Как ворон древен и как голубь чист.
А ты, мое любимое созданье,
Уже бежишь, не приходя в сознанье,
Когда к тебе осина тянет лист.

Стой, у рябины - ягоды в горсти.
Возьми. Знакомых дома угости.

Черт надоумил взять тебя с собой.
Да. Я влюблен в свою же ученицу.
И даже - хоть сейчас готов жениться...
Какой, однако, все же разнобой.

Столбы лучей сияют меж стволами.
Взлетает ворон, каркая над нами
Уже по-иностранному почти.
На «невермор» от злости переходит.
От черных крыл вершины так и ходят.
А ты дрожишь. Тебя волненье сводит.
Я понимаю, бог тебя прости.

Ты говоришь: а где пейзаж с дорогой?
Вот это все и есть пейзаж с дорогой.
А впрочем, там, за выселкой убогой,
Есть электричка... Клумбы. И пути.

Я повторяю: вот пейзаж с дорогой.
Гуляй. Но красок масляных не трогай.
Шныряет черный ворон над треногой
В художническом пристальном лесу.

Он чует запах, душами пропитан.
Не «никогда», а «навсегда» вопит он.
Качнет сосной, поскольку так воспитан,
Сосна уронит иглы и росу.

Еще ты будешь счастлива, я знаю.
Смотри, как тянет просека лесная.
Ее считать дорогою – не след.
Вернусь сюда один. На склон пологий.
Под шум вершин. Я не собьюсь с дороги.
Я не скажу тебе, что весь секрет
В том, что дороги не было и нет.
Она пройдет сквозь строй стволов – в итоге.
Просветом. Птицей... Мало ли примет?
1969
locustella

Прилет птиц в поле



Больших луж в поле еще мало. На них пасутся чибисы и чайки. Чибисов набралась по нашим мерках хорошая стая, пар двадцать (всего в этом квадрате гнездятся где-то двенадцать пар, из них шесть-семь кучно). Чибисы были очень пугливыми — на расстояние ружейного выстрела.


Кроме серых ворон и серых цапель нас согласился терпеть серый сорокопут собственной персоной.


Очень любопытный — подглядывал, даже спрятавшись в кустах.
А вообще, вокруг в каждом кусте кишели мелкие птички — зяблики, камышовые овсянки, наверное, еще кто-нибудь. И не по мало, а штук по сто, по двести за раз.
Еще видели скворцов, белых трясогузок (этих первый раз отметили вчера в туях или как называются эти кусты на Новоселов), рябинников. И жаворонки — немного, но есть и поют. Первых жаворонков-камикадзе видели в этом году в Дубках 27 марта, на морозе и среди сугробов.


Серые вороны игривы и говорливы.


А потом от нас взлетели за большим каналом три серые цапли! Их вы видели и на первой фотографии. Мы пошли за ними вдоль канала. Всего в поле отдыхали шесть цапель.
Но, кстати, и снега там еще, где на растаял... Проваливались по верх высоких ботинок.


А последняя цапля вылетела на нас сама, когда мы уже совсм вернулись к дороге! Очень зачетно прошла. И хохол видно, и полоску, и желтый глаз!
 
Источник фотографий:
 
 
08.04.2011
7 апреля. Прилет птиц в поле.
Больших луж в поле еще мало. На них пасутся чибисы и чайки. Чибисов набралась по нашим мерках хорошая стая, пар двадцать... (фото)

pollika


 

locustella

День рождения Валентина Берестова

Валентин Берестов родился в День смеха и розыгрышей -1 апреля.  Радостью и весельем пронизаны его детские стихи, а во многих стихах  для взрослых царят юмор. 1 апреля - это еще и День птиц. Не потому ли Валентин Берестов часто писал о птицах?  Вот несколько его стихов:   
 
Картинка 7 из 16
 

 

 
Портрет-шарж В.Д. Берестова работы художника Льва Токмакова.

Дикий голубь 

Близкое порою нас не тронет,
А чужое кажется родным,
Не поймешь хохочет или стонет
Дикий голубь голосом грудным.
Как предтеча музыка и речи,
Речи, что не выльется в слова,
Рвётся голос страсти человечьей
Из груди иного существа.
Вот и сам певец. Степенный. Кроткий.
(Кроток, кроток, а не приручён!)
Ходит он пружинистой походкой,
В сложенные крылья облечён.
Лучшая одежда - это крылья.
Хорошо сидит. Прочна. Легка.
Не боится ни дождя, ни пыли.
И уносит нас под облака.
Вот сейчас расправит крылья голубь,
И они послушно понесут
Радожною грудью скрытый голос,
Голосом наполненный сосуд…


ПЕТУШКИ

Петушки распетушились,
Но подраться не решились.
если очень петушиться,
Можно пёрышек лишиться.
Если пёрышек лишиться,
Нечем будет петушиться.


              ***
Вот двое влюбленных
на лоне природы
Читают стихи и жуют
бутерброды.
Две толстых вороны
на ветках сухих
Сидят и внимательно
слушают их.
Уходят… И вслед за четою
влюбленной
На место свиданья слетают
вороны,
И крошки клюют
на примятой траве,
И долго стоят голова
к голове.