Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

locustella

К 75-летию Беллы Ахмадулиной

Белла жалела собак - подбирала бездомных, лечила и писала о них стихи: «В прощенье мне теплом собрата повеяло, и со двора вошла прекрасная собака, с душой, исполненной добра».

Юрий Коваль о Белле Ахмадулиной. Из интервью Ирине Скуридиной.
    Меня интересует и бесконечно важна постоянная поддержка. Постоянная поддержка некоторых лиц. Из последних лиц, которые мне дают поддержку, скажем, одно лицо я не назову, но постоянно поддерживает Ахмадулина последнее время. Это важно! Причем это совершенно искренне и бескорыстно и просто так, понимаешь.

— Что за явление в вашей жизни “Суер-Выер”? Апофеоз экспериментов с жанрами?

— Ты знаешь, про “Суера-Выера” я тебе скажу то, что я думаю, но это не означает, что я буду прав. Я не знаю. Потому что не мне судить, и сейчас я в таком состоянии и в таком положении, когда как бы не мне судить. А я судим сейчас... теми, кто читает. От этого у меня особенно плохое и печальное настроение. Потому что я все время, я все время, как говорится, под прицелом разных людей.

— Тех, чье мнение для вас важно?

— Тех, чье мнение для меня важно. Ну не так уж важно, но все-таки. Из всех моих близких мне людей единственный человек, который прочел полного “Суера-Выера”, — это Татьяна Бек. Таня говорит, что это гениально. Но надо учесть, что Таня меня очень любит, это надо учесть, и тут нечего говорить. Она ко мне относится как к брату, как я не знаю к кому, то есть очень хорошо относится. Белла, которая читала главы отдельные, от него просто в полном восторге. И вся вещь будет посвящена ей. Так я понял после того, как в тяжелейшие минуты моей жизни в этом году она меня поддержала, поддерживает и пишет сейчас, мучаясь, ночами не спя, предисловие к “Суеру-Выеру”, не читая всей вещи в целом. Говорит: Это несущественно, я знаю, что это за вещь.

 Вопросы литературы. - 1998. - № 6   

locustella

74-й день рождения Юрия Коваля

Три главных его ипостаси:
Картинка 2 из 41

1. ПИСАТЕЛЬ...


2. ХУДОЖНИК


 (425x482, 243Kb)

3. БАРД.

Хотела написать: "Из любимого..." Но нелюбимого для меня у Коваля нет. Пусть будет так:
                                                                   1. Слово писателю Ковалю:

Птичий рынок

      Каждую субботу часов в шесть утра на Таганской площади появляются странные люди. Взлохмаченные, озабоченные, вываливают они из метро и бегут через площадь. Они тащат с собой перевязанные веревками чемоданы и сундуки, корыта и канистры, из карманов у них торчат реторты, свешиваются резиновые шланги, у каждого на спине обвислый рюкзак, из которого что-то капает, просачивается, течет.
      Это едут на Птичий рынок постоянные продавцы. Годами разводят они рыб, канареек, кроликов, хомяков. В прудах на окраинах Москвы ловят мотыля и живородка, чтоб каждую субботу, каждое воскресенье быть на Птичьем. Эти люди - основа, костяк рынка, это киты, на которых стоит Птичий рынок.
      А через час Таганская площадь разрезана пополам длиннейшей очередью. Автобусов не хватает. Десятки постоянных и сотни случайных покупателей рвутся на Птичий. Особенно горячатся случайные. Глаза у них широко открыты, все - даже очередь на автобус - вызывает изумление и смех. На дворняжку, которая выглядывает из-за пазухи соседа, они смотрят как на диковину. Многие едут на Птичий в первый раз, им хочется все увидеть, все купить, и если у кого-нибудь из них в кармане имеется веревка, трудно угадать, как сложится ее судьба. То ли обвяжет веревка стоведерный аквариум, то ли притащит домой вислоухого кобеля.
      А Птичий давно уж кипит. Толпа запрудила его улицы и закоулки, рыбьи сачки и голуби взлетают над толпой, вода из аквариумов льется под ноги, кричат дети, грызутся фокстерьеры, заливается трелью десятирублевый кенарь. С Таганки, с Яузы, с Крестьянской заставы слетелись на Птичий рынок воробьи, галки, вороны и сизари - единственные птицы, которых здесь не продают и не покупают, если, конечно, они не дрессированные. Но хотел бы я купить дрессированного воробья!
      Чудные, неожиданные вещи можно купить на Птичьем!
      Вот стоит дедок в шапке-ушанке, нос его похож на грушу, но красен, как яблоко. В руках у дедка - кулек, в котором неслыханный фрукт - сушеный циклоп. Много лет кряду стоит дедок на своем посту, и запасы сушеного циклопа не иссякают.
      А вот чернобровый, с напряженным от долгих раздумий лицом. На груди его таблица:

      ДОБЕРМАН-ПИНЧЕР

      Сердито глядит он на прохожих, мрачно предлагает:
      - Купите мальчика.
      У ног его в кошелке копошатся щенки, которых никто не покупает.
      - Кто хочет усыновить кобелька? - смягчается чернобровый.
      Да что щенки - только на Птичьем можно встретить людей, которые занимаются редчайшим на земном шаре делом - продают песок. Никто никогда не мог додуматься, что песок надо продавать, а на Птичьем додумались и продают, и покупают. Но только крупный песок, зернистый, как гречневая каша, - 5 копеек стакан.
      На Птичьем можно купить корабль-фрегат, целиком слепленный из морских ракушек с засохшей морскою звездой на носу, можно купить просто кусок стекла, но такого стекла, которое переливает всеми цветами радуги и похоже на бриллиант "Королева Антуанетта". Не знаю зачем и не знаю кому нужно такое стекло, да не в этом и дело. Мне, например, все равно, что продавать, что покупать - стекло, фрегат, сушеного циклопа, - только быть на Птичьем каждую субботу и воскресенье, толкаться в толпе, свистеть в голубиных рядах, гладить собак, глядеть в горло подсадным уткам, подымать за уши кроликов, а то и вытащить из-за пазухи прозрачную колбу и крикнуть:
      "Кому нужен вечный корм? Налетай!" 
 Слово художнику Ковалю:

161.59 КБ
Ю. Коваль "Птичий рынок"

Слово барду Ковалю:
(Текст песни, которую он исполнял)









С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!

               

Источники: ЖЖ Суер-Выер, Zoya yar-Я ру; Ю. Коваль "Пять похищенных монахов"